4.3. Отец народов и зеленый народ

(Эсперанто в России)

Эсперанто появился в Российской империи и в первые годы распространялся преимущественно в нашей стране. Однако царская цензура с подозрением относилась к Эсперанто, и в 1895 г. первый журнал на Эсперанто “La Es­perantisto” был запрещен в России за опубликование в нем перевода статьи Льва Толстого. Только после революции 1905 г. стало возможным печатать на Эсперанто книги и газеты. Тем не менее даже в 1911 г. первая национальная ассоциация — Российская Эсперанто-Лига — была закрыта на третьем году существования после обвинения ее основателя А. Постникова в шпионаже.

Идеология пролетарского интернационализма и интерна­циональная сущность Эсперанто поначалу создали очень благо­приятные предпосылки для развития движения в “стране победившего пролетариата”. В 1921 г. был основан Союз Эсперантистов Советских Стран (позднее — Советских Республик, СЭСР), ставший к 30-м годам одной из самых крупных национальных Эсперанто-ассоциаций мира. СЭСР тесно сотрудничал с САТ, выпускал большое количество литературы, в том числе превосходные учебники и словари; первые радиопередачи на Эсперанто появились в СССР. Однако растущее стремление компартии к монополии на все и вся привели сначала к разрыву СЭСР с САТ, который не соглашался пойти в полное подчинение коммунистам, а потому был объявлен чуждой организацией (с 1931 по 1988 г. деятельность САТ в СССР была категорически запре­щена). Руководители СЭСР пытались выказать максималь­ную лояльность режиму, чтобы спасти саму идею, однако последняя, по мере вырождения пролетарского интерна­ционализма в разновидность великорусского шовинизма, сама становилась все более подозрительной, и с 1935 г. деятельность СЭСР все более ограничивается. В 1937-38 гг. все больше эсперантистов арестовывается по обвинению в шпионаже, троцкизме и т. п. “преступлениях”, и, наконец, в марте 1938 г. организация закрывается (пик арестов при­шелся на весну и лето 1938 г.).

Эсперанто возродился у нас в 1956-57 гг., когда, во-первых, освободились из лагерей немногие выжившие ветераны, а, во-вторых, готовился Всемирный фестиваль молодежи и студентов в Москве, на котором планировалась встреча эсперантистов. Выучившие язык по заданию комсо­мола молодые люди не захотели его забыть после Фестиваля, а стали ядром возродившегося движения, начали сами осно­вывать клубы и курсы, организовывать летние молодежные лагеря.

В 1962 г. появилась Комиссия по зарубежным связям советских эсперантистов при ССОД (Союз советских обществ дружбы с зарубежными странами). Эта комиссия организо­вывала поездки делегаций советских эсперантистов на меж­ду­народные встречи (в состав этих делегаций обычно попадали и эсперантисты), а также выпустила более тридцати брошюр на Эсперанто. В 1966 г. группа молодых эсперантистов организовала неформальную ассоциацию СЭЙМ (Sovetia Junulara Esperanto-Movado — SEJM), зани­мав­шуюся организацией встреч эсперантистов, курсов и наладившую обмен информацией между эсперантистами внутри страны. К концу 1970-х гг. в СЭЙМе состояло более 40 Эсперанто-клубов.

В 1979 г., обеспокоенные слишком активной деятельностью неформального СЭЙМа, советские государ­ственные инстанции решили взять Эсперанто-движение под контроль, организовав на базе упомянутой Комиссии Ассо­циацию советских эсперантистов (АСЭ), которая функци­онировала при ССОДе почти 10 лет. Формально АСЭ руководил известный лингвист проф. М. И. Исаев, но фактически всем заправляли “эсперантисты в штатском” от ССОД.

Функционеры ССОД, ответственные за контроль над Эсперанто-движением, как могли, препятствовали его развитию, но результат был часто противоположным их усилиям: эсперан­тисты, прикрываясь официальным стату­сом АСЭ, проводили свою политику и, как могли, пропагандировали Эсперанто. Появлялись десятки новых клубов, очных и заочных курсов языка, ежегодно прово­дились летние молодежные лагеря и другие встречи эсперантистов, благодаря чему языковой уровень советских эсперантистов был высок, несмотря на крайний дефицит международных контактов. К 1989 г. по данным АСЭ в СССР было более 200 Эсперанто-клубов. Появилась возмож­ность подписки на Эсперанто-издания, выходящие в вос­точно­европейских странах, но в СССР ни один официальный журнал на Эсперанто так и не появился (однако сущес­твовало несколько “самиздатовских”, по содержанию очень высокого уровня). Несмотря на требования эсперантистов, АСЭ за все время своего существования так и не вступил в УЭА из-за ярого противодействия ССОД, что затрудняло меж­дународные контакты. Тем не менее, они продолжали расширяться.

В январе 1989 г. эсперантисты восстали против диктатуры ССОД и, на очередной конференции АСЭ, распус­тили эту орга­низацию, восстановив насильственно ликвиди­рованный в 1938 г. СЭСР. СЭСР в том же году же был принят в УЭА. Позднее СЭСР был официально зарегист­рирован министерством юстиции СССР как всесоюзное общест­венное объединение.

Процесс распада СССР привел к образованию в бывших союзных республиках самостоятельных Эсперанто-ассоци­аций. В декабре 1991 г. на базе СЭСР был создан Россий­ский Союз Эсперантистов — РоСЭ (Rusia Esperantista Unio — REU). Членами РоСЭ являются не только россий­ские эсперантисты, но и эсперантисты из бывших республик СССР, особенно из тех, где до сих пор нет своих нацио­нальных ассоциаций. Кроме того, в 1992 г. появилась альтер­нативная организация РЭА (Российская Эсперанто-ассоциация) с центром в Екатеринбурге, однако вскоре стало ясно, что иметь две национальных ассоциации в стране, где Эсперанто-движение и так переживает большие трудности, излишняя роскошь, и в 1994 г. РоСЭ и РЭА объединились.

Социально-экономические неурядицы, потрясшие Россию в последние годы, сказались и на состоянии Эсперанто-движения. Меньше стало клубов, реже проводятся курсы, многие активисты отошли от движения. В то же время стало легче принять участие в международных встречах и конгрессах (для поездки нужны только деньги — в результате на Всемирном Конгрессе в Монпелье в 1998 г. было около 200 россиян!), в России и странах СНГ эсперантисты сами стали организовывать международные встречи. Стало возможным свободно издавать журналы и книги, и в двух профессиональных издательствах — москов­ском “Impeto” (“Порыв”) и екатеринбургском “Sezonoj” (“Сезоны”) регулярно выходят книги на Эсперанто, отли­чающиеся высоким качеством и по содержанию, и по внеш­нему виду.