2.2. Идейные основы движения

Движение за международный язык еще до появления Эсперанто вдохновлялось тем, что уже среди эсперантистов получило название “внутренняя идея” языка (la Interna Ideo). В самом деле, если бы Эсперанто или какой-либо другой плановый язык не имел с самого начала специальной социальной задачи, ради решения которой он и был создан, он стал бы всего лишь еще одним языком, лишь усугубляющим существующую ситуацию. Создатели же плановых языков, а затем и их последователи, которые на этих языках заговорили, прекрасно сознавали, что широкое, а затем и повсеместное распространение одного национально-нейтрального языка в межнациональном общении должно привести к ослаблению напряженности в отношениях между народами, росту их взаимопонимания, а в конечном итоге — уменьшению оснований для возникновения войн. Таким образом, движение за международный плановый язык было с самого начала движением миротворческим, пацифистским — хотя, конечно, отдельные его участники могли и не отличаться особенным миролюбием. В любом случае, все они мечтали о мире, в котором “народы, распри позабыв, в единую семью соединятся”.
Эсперанто (буквальный перевод — “надеющийся”, под псевдонимом “д-р Эсперанто” и выпустил “Первую книгу” д-р Заменгоф) воспринимался его сторонниками как надежда на мир во всем мире, поэтому его символом стала зеленая (цвет надежды) пятиконечная (символ пяти континентов) звезда — “надежда на пяти континентах”. Эсперантисты полусерьезно даже называют себя “зеленым народом”.
Кроме того, эсперантисты с самого начала считают, что международный язык должен быть не только вспомогательным языком при научных, коммерческих и т. п. контактах, но и языком культурного общения народов. Поэтому они всегда обращали внимание на переводы и создание оригинальных художественных произведений — прозаических, драматических и поэтических — на Эсперанто, что быстро обогащало его выразительные возможности.
До появления Эсперанто смогло оформиться только одно такое относительно массовое движение — волапюкистское — просуществовавшее недолго из-за недостатков самого языка. Прочие планлингвистические движения (идистов и т. п.) имели менее выраженную идейную окраску, к тому же их сторонники не стремились к приданию их языкам культурных функций. Это не способствовало приобретению новых сторонников и нормальному развитию языков, благодаря чему эти языки и не смогли долго просуществовать.