У. Линс / Опасный язык

1.2. РОДОВЫЕ МУКИ В УСЛОВИЯХ ЦАРСКОЙ ЦЕНЗУРЫ (2)

К читателям «Первой книги» была обращена просьба подписать и прислать автору купон с обязательством выучить язык, если выяснится, что такое же обязательство публично дали десять миллионов человек. Но большинство заинтересовавшихся, вместо того чтобы только обещать, стали сразу же учить эсперанто. В сентябре 1889 г.

1.2. РОДОВЫЕ МУКИ В УСЛОВИЯХ ЦАРСКОЙ ЦЕНЗУРЫ

Сколь безобидной ни казалась идея Заменгофа о языке, с помощью которого «народы сблизились бы в одну семью»[1], прежде всего он должен был преодолеть барьер цензуры. По иронии судьбы, к бюрократии, которая должна была оберегать граждан от сведений, нежелательных для царского режима, принадлежал и отец Заменгофа.

1.1. ЗАМЕНГОФ И ПРОИСХОЖДЕНИЕ ЭСПЕРАНТО (6)

В 1887 г. этот конфликт решился в пользу человека: Заменгоф полностью отошел от активной деятельности по вопросу о территории для евреев[1] и целиком посвятил себя языку, который он представил под псевдонимом «Доктор Эсперанто».

1.1. ЗАМЕНГОФ И ПРОИСХОЖДЕНИЕ ЭСПЕРАНТО (5)

Заменгоф, переживший в Москве новую волну враждебности к евреям, воспитывался, как мы видели, в семье просвещенцев, которые были больше других шокированы рецидивами антисемитизма.