1.1. ЗАМЕНГОФ И ПРОИСХОЖДЕНИЕ ЭСПЕРАНТО (3)

Под влиянием этого стремления к интеграции и прошло детство Лазаря. Он вспоминал впоследствии, что он «любил очень сильно русский язык и всю русскую державу» и «мечтал когда-нибудь стать великим русским поэтом»[1]. Вообще его любимым занятием были языки. Одно время он мечтал оживить какой-нибудь древний язык[2]; в частности, он думал о том, чтобы вновь ввести древнееврейский язык как разговорный[3]. Однако в конце концов он «стал смутно мечтать о новом, искусственном языке»[4]. Наверняка его фантазию уже в ранние годы пробудила легенда о Вавилонской башне; она наводила на мысли о времени, когда люди могли еще свободно общаться между собой, а следовательно — и о том, как преодолеть вавилонское смешение языков. Характерен комментарий к библейскому рассказу уже взрослого Заменгофа в 1908 г.: «То, что когда-то было следствием вавилонского столпотворения, стало теперь причиной; когда-то смешались языки в наказание за грехи, теперь же само смешение языков порождает грехи»[5].
В конце 1878 г., когда Заменгоф был еще гимназистом, первый проект «ling±e universala» (всемирного языка) был готов. Вместе с несколькими друзьями он, находясь полностью во власти просвещенческих идей о людском братстве, радостно декламировал первые стихи на новом языке:

Malamikete de las nacjes
kadу, kadу, jam temp’ estб!
La tot’ homoze in familje
konunigare so debб! [6]
(Пусть рухнет, рухнет — час уж пробил —
народов вечная вражда!
В одну семью должны все люди
объединиться навсегда!)

Но в это время Заменгоф еще не решался представить свой проект публично: «Предвидя лишь насмешки и гонения, я решил спрятать от всех свой труд»[7]. Он окончил гимназию летом 1879 г. и уехал в Москву изучать медицину. Заменгоф находился там, когда в марте 1881 г. царь Александр II был убит народовольцами. Не будет преувеличением сказать, что это покушение имело серьезные последствия и для дальнейшей деятельности Заменгофа. После убийства Александра II политическая обстановка в России резко ухудшилась, особенно в отношении евреев.

[1] PVZ. Vol. VII. P. 32.
[2] PVZ. Vol. IV. P. 28.
[3] Esperanto and Je±ish ideals. — The Je±ish Cronicle. 6.9.1907. P. 16. Эсперантский перевод этого интервью Заменгофа: Maimon. P. 164.
[4] PVZ. Vol. IV. P. 29.
[5] Цит. по: Maimon. P. 66. В 1889 г. Заменгоф назвал смешение языков «одним из величайших несчастий человечества»: PVZ. Vol. II. P. 46.
[6] PVZ. Vol. IV. P. 31.
[7] PVZ. Vol. IV. P. 32.

Страницы раздела:
<1> <2> <3> <4> <5> <6>