1.1. ЗАМЕНГОФ И ПРОИСХОЖДЕНИЕ ЭСПЕРАНТО (2)

Однако в течение четырех десятилетий оставалось совершенно неизвестным другое письмо Заменгофа, написанное в 1905 г. французу Альфреду Мишо. В этом письме Заменгоф акцентировал свое еврейское происхождение и связь всех своих идеалов с принадлежностью «к этому столь древнему и столь много страдавшему и боровшемуся народу, чья историческая миссия состоит... в объединении наций в стремлении к “одному богу”». Заменгоф утверждал, что если бы он не был «евреем из гетто», то «идея единения человечества» не занимала бы его столь настойчиво, и что никто не может так сильно, как еврей, чувствовать необходимость «вненационального, нейтрально-общечеловеческого языка»[1].
Тем не менее не следует усматривать противоречие в этих двух письмах. Они передают мысли Заменгофа в разных обстоятельствах. Неясно, думал ли он уже в юности, работая над своим проектом международного языка, об особой пользе, которую принес бы такой язык евреям. Обстановка в его семье отнюдь не была такой, чтобы можно было говорить о ней как об источнике непреодолимого мессианского рвения. Семья, жившая с 1873 г. в Варшаве, ориентировалась на ассимиляцию, полагаясь на дальнейшее улучшение правового положения евреев. Отец, учитель в реальном училище, был приверженцем еврейского просветительского движения «Хаскала», участники которого считали себя частью западноевропейского просветительства и надеялись, что идеи равноправия в конце концов утвердятся и в России. Так что Заменгоф вырос не в традиционной атмосфере и удушающей бедности еврейского гетто, а в среде того меньшинства буржуазных и интеллигентных евреев, которые видели свой путь к эмансипации в как можно более полной интеграции в окружающее общество.
Действительно, отец — Марк Заменгоф — видится типичным представителем прогрессивного городского еврейства в России. Он стремился быть лояльным подданным Российского государства, сам считал себя русским, чья принадлежность к евреям ограничивалась иудейским вероисповеданием, и желал, чтобы его дети достигли успеха в обществе благодаря образованию. Его позицию характеризует сохранившийся отчет об открытии новой синагоги в Белостоке в 1868 г. По этому случаю М. Заменгоф выступил с речью на русском языке, в которой он, упомянув о гонениях на евреев в прошлом, выразил благодарность царю Александру II «за его справедливые законы и хорошие указы» и призвал евреев поступать в духе новой, либеральной эпохи: «Не будем больше отделяться от наших братьев — русских, среди которых мы живем, а будем участвовать наравне с ними во всех делах страны, для нашего блага и счастья»[2].

[1] Письмо к Мишо от 21.2.1905. — PVZ. Vol. VII. P. 27–28.
[2] PVZ. Vol. V. P. 14. Ср. Maimon. P. 31.

Страницы раздела:
<1> <2> <3> <4> <5> <6>