ЗАКЛЮЧЕНИЕ(2)

Однако эсперанто пришлось столкнуться с враждебностью почти с момента своего рождения. Хотя Заменгоф был настроен скрыть свой мотив — протест против дискриминации людей по языковому признаку, уже довольно рано возникло подозрение, что он имеет в виду нечто большее, чем распространение практичного средства общения. Российские власти опасались связи эсперантистов с Толстым, а вскоре и с настоящими революционерами. Точно так же националистическая пресса в Германии уже перед первой мировой войной обвиняла молодое движение эсперантистов в том, что за ним прячутся антигерманские, интернационалистские силы.
Такие опасения или предостережения едва ли имели реальную основу, на самом деле большинство эсперантистов тщательно стремились не входить в политические движения. Но эсперанто подвергался нападкам и тогда, когда связи с пацифизмом и социализмом были отнюдь не очевидны. Эсперанто был лишь языком; движение эсперантистов объявило себя строго нейтральным. В Булонской декларации было закреплено, что каждый вправе использовать язык по своему усмотрению. Но противники эсперанто видели в нем признак интернационализма. Старания эсперантистов в стремлении к официальному признанию избегать всего, что могло бы вызвать подозрения в глазах властей, были бесполезны. На антиэсперантистов, принимающих решения, это не производило впечатления — в том числе как раз из-за невозможности скрыть, что пионеры эсперанто и большинство последующих эсперантистов чувствовали себя связанными с идеалами мира и людского братства и поэтому, по правде говоря, не были полностью нейтральными. Многие эсперантисты фактически явили скромный практический пример того, что либеральные и социалистические теоретики утопически представляли как идеал, — надежды на единое человечество.

Страницы раздела:
<1> <2> <3> <4> <5> <6> <7> <8> <9> <10> <11>