2.1. ЭСПЕРАНТО В ВЕЙМАРСКОЙ РЕСПУБЛИКЕ (4)

Так что классовое расслоение в Германии сильно сказывалось и на организованном движении эсперантистов. Штехе в 1924 г. реалистически обрисовал идеологическую пропасть, «в настоящее время непреодолимую даже при помощи эсперанто», между, с одной стороны, буржуа, «которые чаще всего считают эсперанто не более чем еврейским изобретением, служащим антинемецкому интернационализму и пацифизму и преграждающим дорогу к власти бизнеса благодаря знанию иностранных национальных языков», и, с другой стороны, рабочими, которые целеустремленно используют эсперанто для скорейшего наступления социализма[1]. Штехе пришел к выводу, что в этой обстановке ГЭА должна оставаться «полностью нейтральным языковым объединением», в котором нашлось бы место для «всех настроенных в первую очередь патриотически» немецких эсперантистов; он выступил против предложений преобразовать ГЭА в «национальную боевую организацию», так как это «оттолкнуло бы лучших представителей буржуазии»[2].

[1] Bericht ‹ber den 12. Deutschen Esperanto-Kongreß in Plauen (7.–10. Juni 1924). — Germana Esperantisto. 21. 1924. P. 146.
[2] Òàì æå. P. 147.

Страницы раздела:
<1> <2> <3> <4> <5> <6> <7> <8> <9> <10> <11>