2.1. ЭСПЕРАНТО В ВЕЙМАРСКОЙ РЕСПУБЛИКЕ (2)

Власти не скупились на моральную и порой даже материальную поддержку, признавая, что эсперанто — это «важное средство» для достижения «этического воспитания в духе примирения народов»[1]. Известные издательства Фердинанда Хирта в Лейпциге и Рудольфа Моссе в Берлине издавали литературу об эсперанто и на нем. Из Германии по всему миру расходился популярный еженедельник «Герольдо де эсперанто». По статистическим данным 1926 г., эсперантистами называли себя 30 868 немцев, из которых 8490 были организованы в группы на местах[2].
Однако подъем эсперанто в межвоенной Германии не сказался в первую очередь на традиционном, нейтральном движении эсперантистов, как видно из статистики членства в Германской ассоциации эсперантистов (ГЭА): в 1921–1924 гг. количество ее членов сократилось с почти 3000 до 2648, а в конце 1930 г. их стало всего 2371. Одновременно процветала действовавшая вне ГЭА Германская рабочая ассоциация эсперантистов, которая организовывала курсы для многих тысяч учащихся; членство в ней возросло с около 2900 в 1924 г. до примерно 4000 в 1930 г.[3]

[1] Öèðêóëÿð ãîñóäàðñòâåííîãî ìèíèñòåðñòâà Áðàóíøâåéãà, îòäåë íàðîäíîãî îáðàçîâàíèÿ, îò 20.10.1920, öèò. ïî: Das Esperanto ein Kulturfaktor. Band 8. Festschrift anlˆßlich des 17. Deutschen Esperanto-Kongresses. Berlin, 1928. P. 63.
[2] Tutmonda statistiko esperantista. — Esperanto. 24. 1928. P. 137.
[3] Germana Esperantisto. 21. 1924. P. 145. EdE. P. 192, 195.

Страницы раздела:
<1> <2> <3> <4> <5> <6> <7> <8> <9> <10> <11>