2.1. ЭСПЕРАНТО В ВЕЙМАРСКОЙ РЕСПУБЛИКЕ (11)

Он без обиняков признавал, что «победная поступь» эсперанто происходила «не только благодаря весьма искусной пропаганде, но и в силу его проницательной и практичной внутренней структуры»[1]; вместо того чтобы, подобно вульгарным националистам, апеллировать к низменным чувствам для нападок на эсперанто, он открыто разъяснял, почему он осуждает публичное поощрение этого языка, а именно — потому что это создает опасность для всемирного значения немецкого языка.
Аргументация Тирфельдера подчеркивает, насколько эсперанто в Веймарской республике перестал быть пустяковым делом, которое просто поднимали на смех, насколько ГЭА стала превращаться в значительную организацию, которой серьезные противники отдавали должное. Хотя ГЭА из-за своей нейтральности не поддерживала явным образом ни одно из интернационалистических движений, она, несомненно, извлекала для себя выгоду из популярности, которой пользовалась, например, общеевропейская идея среди более прогрессивной части германской буржуазии, так что в 1933 г. Тирфельдер считал — не без основания, — что прежний рост движения эсперантистов в Германии был «в духе послевоенной эпохи»[2].

[1] Òàì æå.
[2] Òàì æå.

Страницы раздела:
<1> <2> <3> <4> <5> <6> <7> <8> <9> <10> <11>