1.7. УЭА И ИНТЕРНАЦИОНАЛИЗМ (4)

Быть может, неоднозначный отклик на его религиозные воззрения[1] способствовал тому, что Заменгоф все более сосредоточивался на предупреждении опасности национализма и на придании первоочередного значения моральным и политическим принципам[2]. Эта тенденция была заметна уже в меморандуме «Народы и международный язык», представленном в 1911 г. Конгрессу рас[3], а затем, во время войны, в «Призыве к дипломатам» (1915) Заменгоф настаивал на принципе, согласно которому каждая страна «морально и материально полностью равноправно принадлежит всем своим сыновьям», убеждая, что мира надо ожидать не от территориальных изменений, а от уничтожения национального шовинизма[4]. Заменгоф, который долгое время подчеркивал религиозные причины гонений на евреев[5], понял наконец, «что подлинное препятствие, разделяющее современных людей, — это не столько язык или религия, как в прошлые века, сколько слепой культ национальности»[6].

[1] Частичное воплощение идеалов Заменгофа можно найти в идеологии и практике современного экуменизма.
[2] Ср.: Ўaringhien. 1887 kaj la sekvo... P. 74.
[3] PVZ. Vol. ў. P. 169–181. Английский перевод в: Inter-racial problems. Papers from the First Universal Races Congress held in London in 1911. G. Spiller (ed.). Repr. Ne± Јork, 1970. P. 425–432.
[4] Post la Granda Milito. Alvoko al la Diplomatoj. – PVZ. Vol. Iў. P. 430–435 (цитата — P. 432).
[5] Ср.: Ўaringhien. Leteroj. Vol. I. P. 258. Характерно, что Заменгоф говорил об уникальном «религиозном национализме» евреев, который исключает для них «всякое общение с окружающим миром»: Hilelismo (1901). — PVZ. Vol. V. P. 390.
[6] Ўaringhien. 1887 kaj la sekvo... P. 74–75.

Страницы раздела:
<1> <2> <3> <4> <5> <6> <7> <8>