1.7. УЭА И ИНТЕРНАЦИОНАЛИЗМ (3)

Однако из-за резких возражений французских активистов движения Заменгоф был вынужден отказаться от своего плана. Между ними и им, восточноевропейским евреем, были непреодолимые различия. Эти различия не устранил даже тот факт, что в последние годы жизни общечеловеческие мотивы Заменгофа почти полностью вытеснили сионистское наследие. В 1914 г. он отказался войти в создаваемую Еврейскую ассоциацию эсперанто, объяснив это тем, что не хочет связывать себя с национализмом, пусть даже, как в данном случае, более простительным национализмом угнетенного народа[1].

[1] Письмо Вильгельму Геллеру от 30.6.1914. — PVZ. Vol. ў. P. 163–166. См. также: Maimon. P. 109–110, 207. Однако Заменгоф повторяет свою позицию, что евреям «больше всех нужен нейтральный язык», выражает симпатию плану создания ассоциа-ции и предлагает помощь советами. Предусматривалось провести первое собрание ассо-циации в Париже; новая попытка основать «Всемирную еврейскую ассоциацию эсперанти-стов» была предпринята в 1922 г. Почти одновременно Заменгоф дал резкую отповедь ан-тисемитской статье, опубликованной в журнале «Пола эсперантисто» («Польский эспе-рантист»): Письмо от 16.7.1914: PVZ. Vol. Iў. P. 407–410.

Страницы раздела:
<1> <2> <3> <4> <5> <6> <7> <8>