2.6. ЭСПЕРАНТО — ТОЛЬКО ЯЗЫК? (12)

Когда 3 июня 1939 г. канцелярия рейхсфюрера СС отметила, что «распространение эсперанто в Германии запрещено»[1], она подтвердила фактическое состояние дел. И если еще остаются сомнения, не стали ли нацисты после разгрома организаций терпимее к эсперанто как к увлечению и не более, то упомянутый документ от 1940 г. их опровергает:
Считать эсперанто не более чем вспомогательным языком для международного общения — неправильно. Искусственный язык эсперанто — это часть эсперантизма, орудия евреев.
Насколько за прошедшее время стала жестче позиция Гейдриха, в этом мог убедиться швейцарский журналист Ганс Унгер, работавший в Берлине, в частности, сотрудником «Ассошиэйтед пресс». Когда после встречи с эсперантистами в берлинском кафе он был вызван в главную канцелярию гестапо, Гейдрих лично допросил его и назвал контакты Унгера с эсперантистами попыткой организовать «международную сеть» против Третьего рейха. Ответные доводы, что было бы ударом по совести всего человечества, если только за использование эсперанто человека отправили бы в концлагерь, Гейдрих резко оборвал: «Наша совесть — немецкая, и мы поступаем только в согласии с ней. “Общечеловеческая совесть” — детище евреев, нас это не интересует!»

[1] Там же.

Страницы раздела:
<1> <2> <3> <4> <5> <6> <7> <8> <9> <10> <11> <12> <13> <14> <15> <16> <17>