1.2. РОДОВЫЕ МУКИ В УСЛОВИЯХ ЦАРСКОЙ ЦЕНЗУРЫ (8)

Сам Толстой уже в 1889 г. выразил свою поддержку творению Заменгофа и затем неоднократно подтверждал свое положительное отношение к эсперанто, разрешая переводить свои сочинения на этот язык. В 1894 г. две одесские газеты опубликовали пространное письмо Толстого, которое заканчивалось следующим выводом:
Я не раз видал, как люди становились во враждебные отношения друг к другу только от механического препятствия к взаимному пониманию. И потому изучение эсперанто и распространение его есть несомненно христианское дело, способствующее установлению царства божия, того дела, которое составляет главное и единственное предназначение жизни человеческой[1].

[1] Письмо от 9.5.1894, напечатано в: Esperantisto. 5. 1894. P. 99–100. PVZ. Vol. III. P. 182–183. Ср.: Boris Kolker. Lev Tolstoj kaj la Internacia Lingvo. — Esperanto. 71. 1978. P. 172–175.

Страницы раздела:
<1> <2> <3> <4> <5> <6> <7> <8> <9> <10> <11> <12> <13> <14>