2.5. ПУТЬ К ЗАПРЕТУ

Описав этапы вырождения политически нейтральной ГЭА в ассоциацию, провозгласившую себя преданной идеям нацизма, мы теперь, используя также документы тайной государственной полиции, хранящиеся в Федеральном архиве в Кобленце, постараемся реконструировать тактику, которой следовал режим в своей антиэсперантской политике, и в то же время выяснить, как он реагировал на попытки создать некий симбиоз эсперанто и национал-социализма.
Первый серьезный официальный удар по германскому движению эсперантистов после ликвидации рабочих ассоциаций нанес декрет имперского и прусского министра науки, образования и народного просвещения Бернгарда Руста от 17 мая 1935 г.:
Культивированию искусственных мировых вспомогательных языков, таких, как эсперанто, нет места в национал-социалистическом государстве. Их использование ведет к ослаблению сущностных ценностей в национальном характере. Поэтому следует избегать любой поддержки преподавания таких языков, учебные классы не должны предоставляться для этой цели[1].

[1] Deutsche Ўissenschaft, Erziehung und Volksbildung. 1. 1935. № 10 (20 majo). Официальная часть. P. 228. По мнению Вальтера, декрет был вызван доносом НДЭБ на ГЭА: циркуляр от 23.12.1935.

Страницы раздела:
<1> <2> <3> <4> <5> <6> <7> <8> <9> <10> <11> <12> <13> <14> <15> <16> <17>