1.10. ПРЕСЛЕДОВАНИЯ В 1920-Е ГОДЫ (7)

С еще большими трудностями приходилось бороться рабочим-эсперантистам в Болгарии, где министр внутренних дел в 1924 г. заклеймил эсперанто как большевистский язык. В результате рабочие газеты, которые раньше не интересовались эсперанто, считая его «буржуазным, бесцельным и бесполезным занятием», стали менять свое мнение[1].
Рабочих невозможно было отпугнуть от изучения эсперанто, они скорее находили его тем привлекательнее, чем больше его осуждали «реакционеры». Этот энтузиазм, который преследования не подавляли, а, наоборот, усиливали, постепенно притупил способность властей проводить четкое различие между движением эсперантистов в целом и радикальными элементами в нем. В течение 20-х годов охранители общественного порядка все более давали понять, что движение эсперантистов вообще заслуживает более тщательного наблюдения. Наряду с этим и общественность все более склонялась к тому, чтобы приписывать самому языку идеологические устремления.

[1] Sennaciulo. 1. 1924/25. ¹ 3. P. 6.

Страницы раздела:
<1> <2> <3> <4> <5> <6> <7> <8> <9> <10> <11> <12> <13> <14> <15> <16> <17> <18> <19> <20> <21>