1.10. ПРЕСЛЕДОВАНИЯ В 1920-Е ГОДЫ (19)

Он дает решительный отпор этим ложным утверждениям, результатом которых может быть лишь помеха крупному прогрессу, который обеспечило бы всеобщее принятие легко изучаемого нейтрального вспомогательного языка наряду с родным[1].
Предполагалось, что Декларация отведет подозрения в общественной неблагонадежности нейтрального движения эсперантистов. Однако, подчеркивая самоочевидные вещи, она в силу своего сугубо оборонительного характера имела почти нулевое воздействие на тех, к кому она, очевидно, была обращена. Правые, даже если они не отвергали саму идею международного языка, во всяком случае оставались глухи к теоретическим рассуждениям о строгом нейтрализме движения эсперантистов, когда они сопоставляли их с практикой — с прогрессом эсперанто среди рабочих, который казался безостановочным.

[1] Esperanto. 25. 1929. P. 75. Конкретным поводом для принятия этой Декларации, вероятно, были помехи при организации Всемирного конгресса эсперантистов в Будапеште; например, за его поддержку мэру было высказано резкое недовольство министра: Sennaciulo. 5. 1928/29. P. 364.

Страницы раздела:
<1> <2> <3> <4> <5> <6> <7> <8> <9> <10> <11> <12> <13> <14> <15> <16> <17> <18> <19> <20> <21>