1.10. ПРЕСЛЕДОВАНИЯ В 1920-Е ГОДЫ (18)

Следовательно, настаивая на своем политическом нейтрализме, когда конкретное использование эсперанто угрожало негативным влиянием на общественное мнение об эсперанто как таковом, всеобщее движение эсперантистов должно было осознавать корни многих из этих негативных суждений и вытекающих из них противодействий, а не списывать их в основном на активность левых эсперантистов, от которых оно старательно открещивалось. Оно не видело, в какой степени политические препятствия включали в себя скрытые и явные покушения на тягу к самообразованию, на стихийное стремление к международным контактам — и то и другое проявлялось в изучении эсперанто. Такие покушения затрагивали все движение эсперантистов, поскольку желание самостоятельно получать образование и преодолевать национальные барьеры — характернейшая черта эсперантистов. Непротивление и молчание в ответ на преследования по мотивам, подобным вышеприведенным по Венгрии[1], показывают, что нейтральное движение эсперантистов недостаточно осознавало существенные факторы, которые влияли на его же развитие и даже угрожали разрушить основу любой деятельности на благо эсперанто и которые нельзя было так легкомысленно игнорировать, как это делалось, например, в следующей Декларации о нейтрализме, опубликованной в апреле 1929 г., за несколько месяцев до Всемирного конгресса эсперантистов в Будапеште:
С некоторых пор противники эсперанто пытаются отождествить пропаганду международного вспомогательного языка эсперанто вообще с деятельностью на благо определенных социальных идеалов.
Международный центральный комитет движения эсперантистов... официально и твердо заявляет, что его программа, направленная только на внедрение эсперанто, абсолютно нейтральна по отношению к вопросам политики, религии, расы или общества.

[1] См. возражения по поводу позиции «нейтралов»: Antayen. 1929 (apr./majo). P. 18. L. K†kйnі. Intervjuo... P. 6.

Страницы раздела:
<1> <2> <3> <4> <5> <6> <7> <8> <9> <10> <11> <12> <13> <14> <15> <16> <17> <18> <19> <20> <21>