ПРЕДИСЛОВИЕ (2)

Какую роль играли приспособляемость и самоутверждение в отношениях с правительствами, на поддержку которых движение эсперантистов надеялось, но в зависимость от которых не хотело ставить свое существование? Каково было отношение между «нейтральным» языком и «идеалистами» — сторонниками языка? Как относились друг к другу эсперантисты и приверженцы других идей, стремившиеся к всемирной солидарности, — например, пацифисты, социалисты и коммунисты? Как реагировали эсперантисты на конфликты, зачастую неожиданные, со своими противниками? И какой урок они извлекли из преследований для самоопределения движения эсперантистов?
Чтобы читатель понял трудное положение эсперанто на арене борьбы идеологий и властных интересов, я счел необходимым хотя бы бегло затронуть политическое развитие в соответствующих странах, особенно в царской России, в Германии, в балканских странах, в Китае и Японии, в СССР. Таким образом, на историю последних ста лет пролито, я надеюсь, немного света в пока что необычном ракурсе. Это и было моим основным намерением: показать, сколько подозрительности, презрения и сопротивления вызывало стремление к равноправному общению между людьми — стремление, которое часто связывали с определенными группами (евреями, коммунистами, мелкой буржуазией), но которое на самом деле представляет самостоятельный, сближающий людей интернационализм и потому не укладывается в обычные категории. Поэтому тема преследований эсперанто содержит в себе выводы, которые выходят за рамки эсперанто и остаются актуальными сегодня.
Я должен поблагодарить многих эсперантистов за предоставленные ими сведения и пояснения, способствовавшие подготовке публикуемого текста. Имена некоторых из этих помощников появляются в сносках. К ним я добавлю также Норберта Бартельмесса, Мишеля Дюка Гониназа, Дэвида Л. Голда, Ито Кандзи, Курису Кэя, Симо Милоевича и Гастона Варенгьена, которые перед публикацией прочитали рукопись целиком или частично (но за ошибки в представлении фактов или их толковании, разумеется, несу ответственность только я). Во время исследовательской работы я много почерпнул из фондов Библиотеки им. Ходлера (УЭА), в Международном музее эсперанто в Вене, в библиотеках Японского института эсперанто и Британской ассоциации эсперантистов. Очень пригодились материалы, которые за несколько лет до своей кончины подарил мне Тео Юнг, особенно комплекты журналов 20-х и 30-х годов. Я благодарен САТ и г-ну Эдуарду Борсбоому за предоставленную возможность ознакомиться с неопубликованными письмами, которые писал и получал Э. Ланти. Помощь предоставили и учреждения, не связанные с эсперанто, среди них — университетские библиотеки Кёльна, Бонна и Токио, Федеральный архив в Кобленце, Институт современной истории в Лондоне, Королевский институт военной документации в Амстердаме и Институт немецкой и зарубежной рабочей литературы в Дортмунде. Наконец, я благодарю всех, кто помогал в техническом оформлении книги.

Октябрь 1986 г. У. Л.

Страницы главы:
<1> <2>