2.9. ОТРЕЗВЛЯЮЩИЙ УРОК ДЛЯ НЕЙТРАЛЬНЫХ ЭСПЕРАНТИСТОВ(4)

Таким образом, югославские эсперантисты, вынужденные защищать свою позицию в конкретных условиях своей страны, рано обрели обостренное осознание социальных и политических последствий своей деятельности. Эта уверенность югославов особенно упрочилась после того, как они с июля 1932 г. стали использовать журнал «Ла суда стело» («Южная звезда»), большинство текстов которого было на эсперанто, как трибуну для доведения своей точки зрения до зарубежных читателей. Уже в июне 1933 г. Югославская лига эсперантистов (ЙЭЛ) провела в рамках своего конгресса в Белграде международную конференцию на тему «Идеологическая проблема эсперантизма»[1]. Этим мероприятием, центральная идея которого была впоследствии обобщена фразой: «Мы все осуждаем только одно: подавление свободного слова!»[2] — ЙЭЛ открыла дискуссию, актуальность которой подтвердили тогдашние события в Германии, но в то время международное движение эсперантистов едва ли об этом задумывалось.
Хотя о враждебности нацистов к эсперанто уже было известно, международному движению эсперантистов понадобилось несколько лет, чтобы понять, что это враждебность нового типа, принципиальная — что она затрагивает само право эсперанто на существование. В конце сентября 1932 г., то есть за четыре месяца до победы Гитлера, нидерландский эсперантист послал Международному центральному комитету движения эсперантистов (ИЦК) в Женеве немногословную открытку. Процитировав из «Майн кампф» мнение Гитлера об эсперанто, он в конце задал лаконичный вопрос:
Можем ли мы оставаться равнодушными к движению, уже объявившему нам войну?

[1] Тексты докладов Якоба Степанчика и Рудольфа Ракуши опубликованы в: La Suda Stelo. 2. 1933. P. 101–102, 115–116.
[2] Leo Kun. Post la beograda kongreso. — La Suda Stelo. 2. 1933. P. 77.

Страницы раздела:
<1> <2> <3> <4> <5> <6> <7> <8> <9> <10> <11> <12> <13> <14> <15> <16> <17> <18> <19> <20> <21> <22>