2.9. ОТРЕЗВЛЯЮЩИЙ УРОК ДЛЯ НЕЙТРАЛЬНЫХ ЭСПЕРАНТИСТОВ(20)

К счастью, после войны международное движение эсперантистов осознало свою моральную ответственность перед многочисленными жертвами фашизма. 14 апреля 1946 г. польские эсперантисты подняли зеленый флаг надежды среди каменных руин Варшавы — на том месте, где некогда стоял дом Заменгофа. Это было действие, символизирующее несломленный энтузиазм эсперантистов. Но еще важнее было то, что движение эсперантистов, восприняв, в частности, призывы из Югославии, порвало со своей довоенной бесцветностью и равнодушием к социальным и политическим проявлениям человеческой жизни, от которых неотделим язык как общественное явление. Под впечатлением диких нападок нацистов на всевозможные устремления, направленные на укрепление братства между народами, эсперантисты обрели новую уверенность в идейном значении деятельности на благо эсперанто.
С другой стороны, недостаточно было просто продолжать идти по пути идеализма, пусть даже удостоенного фашистских нападок. «С наивным идеализмом времен Заменгофа покончено»[1], — констатировал орган УЭА в конце 1946 г., и действительно, «внутренняя идея» в своей традиционной, не вполне ясной форме и в силу своей тенденции к преувеличению роли эсперанто оказалась неподходящей для послевоенного реконструктивного периода.

[1] Konsideroj pri organizo. — Esperanto. 39. 1946. P. 43.

Страницы раздела:
<1> <2> <3> <4> <5> <6> <7> <8> <9> <10> <11> <12> <13> <14> <15> <16> <17> <18> <19> <20> <21> <22>