2.9. ОТРЕЗВЛЯЮЩИЙ УРОК ДЛЯ НЕЙТРАЛЬНЫХ ЭСПЕРАНТИСТОВ(10)

Разумеется, приверженцы эсперанто были правы, подчеркивая общечеловеческий, а не только еврейский характер языка, но они, главным образом из-за барьеров нейтральности, не осознавали, что бессмысленно пытаться убеждать людей, не поддающихся убеждению, каковыми были осуждавшие эсперантизм за его еврейское происхождение. Движение, стремившееся к братству между людьми, считало носителей таких «предрассудков» лишь опасным балластом: было нелепо как бы привлекать антисемитов к международному языку. В первые годы гитлеровского режима ни один из вождей нейтралистских эсперантистов ни на одном конгрессе не выступил с заявлением, что евреи — столь же ценный элемент человечества, как и представители других рас и религий[1]. Вместо протестов против антисемитизма ложно понимаемая нейтральность приводила к такому оппортунизму, что даже использовался позорный довод: «Хотя Заменгоф был евреем, его мышление и характер были вполне арийскими, а не еврейскими...»[2] Даже в конце 1939 г. еще можно было встретить выражения, которые нагляднейшим образом иллюстрируют интеллектуальную путаницу, царившую в среде нейтралистских эсперантистов: «Эсперанто... составлен евреем. Не побоимся в этом признаться. Несмотря на это, он — замечательный инструмент...»[3]

[1] H. J. Kalejdoskopo de l’ esperantismo. La kontrayjudismo. — Esperanto. 33. 1937. P. 74.
[2] Цит. по письму эсперантиста-еврея в редакцию: Esperanto. 33. 1937. P. 88.
[2] La plej stulta argumento. — Esperanto Internacia. 3. 1939. P. 322.

Страницы раздела:
<1> <2> <3> <4> <5> <6> <7> <8> <9> <10> <11> <12> <13> <14> <15> <16> <17> <18> <19> <20> <21> <22>