2.8. СЛЕДУЯ НАЦИСТСКОМУ ОБРАЗЦУ (20)

Следствием этого были, в частности, такие факты: в 1936 г. дважды неизвестные бросали бомбу в помещение общества эсперантистов «Альбатро» («Буревестник») в Варне[1], а в июне 1937 г. при проведении национального конгресса эсперантистов в Пазарджике полиция потребовала, чтобы на заседаниях говорили не на эсперанто, а по-болгарски[2]. Однако в том же году министерство торговли разрешило факультативное преподавание эсперанто в средних коммерческих и профессиональных училищах.
По требованию шефа полиции в 1939 г. БЭА пришлось исключить двадцать ведущих членов — коммунистов[3]. С тех пор рабочие-эсперантисты все больше загонялись в подполье. В тюрьмах издавали рукописные газеты на эсперанто, а в библиографии подпольной печати в Болгарии, опубликованной Болгарской коммунистической партией в 1968 г., зарегистрированы названия девяти подпольных газет эсперантистов, выходивших в 1934–1942 гг.[4] Многие участники антифашистского движения сопротивления в 1941–1944 гг. были выходцами из рядов бывшей БЛЭА. Известны имена 227 болгарских эсперантистов, которые погибли в партизанских отрядах, умерли в тюрьмах или пали на гражданской войне в Испании[5].

[1] Canko Murgin. Per bomboj kontray Esperanto. — Nuntempa Bulgario. 5. 1961. № 9. P. 39.
[2] Ivan Sarafov. Skizo de la historio de bulgara Esperanto-movado. Sofia, 1971. P. 33. Такое же требование еще в 1928 г. предъявлялось конгрессу в Варне: Sennaciulo. 5. 1928/29. P. 99.
[3] Sarafov. P. 34.
[4] Venelin Mitev. Inda loko al la esperantista konspira gazetaro. — Nuntempa Bul¬ga¬rio. 1969. № 1. P. 48.
[5] См. списки в: Bulgara Esperantisto. 43. 1974. № 10/11. 53. 1984. №№ 11, 12. 54. 1985. № 1.

Страницы раздела:
<1> <2> <3> <4> <5> <6> <7> <8> <9> <10> <11> <12> <13> <14> <15> <16> <17> <18> <19> <20> <21> <22>