2.8. СЛЕДУЯ НАЦИСТСКОМУ ОБРАЗЦУ (15)

В конце 1939 г. орган Международной лиги эсперанто отметил, что в течение нескольких месяцев итальянцы имеют «удовольствие» читать то, что уже хорошо известно по Германии: утверждение, что эсперанто — еврейский язык[1].
Бюрократические придирки сорвали в сентябре 1939 г. проведение уже объявленного конгресса в Турине; «в целях экономии бумаги» федерации пришлось прекратить издание своего бюллетеня[2]. Когда в октябре 1941 г. фашистская газета именовала творение польского еврея Заменгофа «орудием сионизма и международной подрывной деятельности»[3], перенимая таким образом — с опозданием, но недвусмысленно — нацистскую теорию заговора, уже были прекращены передачи на эсперанто Римского радио[4] и возможность продолжать публичную деятельность на благо эсперанто в Италии почти сошла на нет.

[1] La plej stulta argumento. — Esperanto Internacia. 3. 1939. P. 321. Согласно Мэрджори Бултон (Marjorie Boulton. Zamenhof. Aytoro de Esperanto. La Laguna, 1962. P. 245), ИЭФ пришлось исключить евреев.
[2] Gianfranco Cardone. Il movimento esperantista cattolico in Italia. Storia dei rapporti fra stato e chiesa. Докторская диссертация. Туринский университет. 1973/74. P. 144. Ср. резюме: La Esperanta katolika movado en Italio. — Espero Katolika. 72. 1975. P. 108.
[3] Roma Fascista. 9.10.1941. Цит. по: Cardone. P. 179.
[4] Esperanto Internacia. 5. 1941. P. 37.

Страницы раздела:
<1> <2> <3> <4> <5> <6> <7> <8> <9> <10> <11> <12> <13> <14> <15> <16> <17> <18> <19> <20> <21> <22>