2.4. НАЦИСТЫ СРЕДИ ЭСПЕРАНТИСТОВ (6)

Некоторое время казалось, что ГЭА полностью приспособилась к линии НДЭБ, что распри действительно прекратились. Но согласие было недолгим, ибо Фридрих Эллерзик, издатель органа ГЭА, категорически отказался помещать в своем журнале какую-либо информацию от НДЭБ. А когда к тому же берлинская группа опротестовала решения, принятые в Вюрцбурге, — действительно, Берендт из-за всеобщей неразберихи пренебрег должной процедурой приглашения на годичное общее собрание, — НДЭБ вновь порвало отношения с ГЭА и с сентября 1934 г. начало издавать собственный вестник[1]. Оно откровенно призывало членов ГЭА выходить из рядов ассоциации, порицало Эллерзика за размещение реклам «антинемецких» изданий на эсперанто и требовало использовать язык на благо родины «на безоговорочно национал-социалистической основе». Хотя едва ли был месяц, в котором ГЭА не угождала бы нацистскому режиму, НДЭБ считало, что это всего лишь оппортунизм[2].
Чтобы лишить НДЭБ пищи для новых нападок, Вальтер все более старался стереть последние различия между ГЭА и НДЭБ. Он заверил главу НДЭБ Пича, что с его согласия в ГЭА не происходит ничего противоречащего его национал-социалистическим принципам[3]. 6 января 1935 г. внеочередное годичное общее собрание ГЭА приняло новый устав, в котором целью ассоциации значилось, наряду с распространением эсперанто, его «использование в национал-социалистическом смысле»[4]. Вальтер, теперь уже окончательно избранный вождем, призвал членов ГЭА содействовать «распространению при помощи эсперанто нашего национал-социалистического мировоззрения во всех государствах мира»[5]. И наконец, чтобы «во всех отношениях соответствовать требованиям времени», в сентябре 1935 г. Вальтер сообщил: «Членами ГЭА могут быть только лица немецкой национальности!»[6] Это означало, что евреи должны были выйти из ассоциации.
Некогда нейтральная и уважаемая во всем мире Германская ассоциация эсперантистов во имя «любви к нации» изгнала из своих рядов соплеменников Заменгофа, создателя эсперанто, который в свое время обратился к идейным отцам фашизма: «Вы, черные сеятели раздоров, можете говорить только о ненависти ко всему не вашему, можете говорить об эгоизме, но не вам произносить слово “любовь”, так как в ваших устах святое слово “любовь” пачкается»[7].

[1] Там же. P. 134. Вестник «Эсперанто ин Дойчланд», который редактировал Науман, выходил вплоть до № 9/10 (май/июнь 1935).
[2] Esperanto in Deutschland. 1934. P. 8.
[3] Письмо от 30.9.1934, напечатано в: Der Deutsche Esperantist. 31. 1934. P. 154.
[4] Текст в: Der Deutsche Esperantist. 32. 1935. P. 15–19.
[5] Там же. P. 2.
[6] Там же. P. 130.
[7] Parolado en Giuldhall de Londono (21.8.1907). — PVZ. Vol. VIII. P. 89.

<1> <2> <3> <4> <5> <6>