1.8. БОРЬБА ПРОТИВ ЭСПЕРАНТО В ЛИГЕ НАЦИЙ (14)

Франция была вынуждена отозвать свое предложение, так что в силе остался только доклад 1922 г. о позитивных достижениях эсперанто. Это был немаловажный успех УЭА, но он далеко не полностью оправдал ее ожидания. Утешением было то, что в сентябре 1924 г. новое правительство Эдуара Эррио[1] отменило декрет Берара[2], а 5-я Ассамблея приняла, без возражений со стороны Франции, рекомендацию об использовании эсперанто как «ясного» языка в телеграфии.
Как известно, Лига Наций все более теряла свою изначальную репутацию, поскольку ни одно государство — член Лиги не было готово поступиться частью своего национального суверенитета, поскольку ее решения не выполнялись и поскольку великие державы, когда им это было нужно, саботировали ее деятельность. Лига не только не располагала значительным политическим влиянием, но и не смогла завоевать тот моральный авторитет, которого от нее ожидали. Примером этого может служить комиссия по интеллектуальному сотрудничеству, которая «оказалась совершенно не в состоянии объединить их ¤интеллектуалов разных странҐ в общий фронт против опасностей национальной розни и национальных амбиций»[3].

[1] Прежде чем Эррио стал премьер-министром, с ним дважды беседовал Прива: Esperanto. 20. 1924. P. 143.
[2] Об отмене было сообщено циркуляром от 19.6.1925: EdE. P. 152. Heroldo de Esperanto. 6. 1925. № 52 (280). P. 1.
[3] F. P. Ўalters. A Historі of the League of Nations. Vol. I. London, Ne± Јork, Toronto, 1952. P. 193. Значение этой комиссии уменьшилось уже с 1924 г., когда в Париже был учрежден Институт интеллектуального сотрудничества при финансовой поддержке Франции; в 1925–1931 гг. его директором был Жюльен Люшер.

Страницы раздела:
<1> <2> <3> <4> <5> <6> <7> <8> <9> <10> <11> <12> <13> <14> <15> <16>