3.3. КОРЕЯ И ТАЙВАНЬ (9)

В сентябре 1931 г. состоялся Первый Тайваньский конгресс эсперантистов, на котором было предложено создать Формозскую федерацию эсперантистов как совместную организацию японских и тайваньских эсперантистов. Этот план провалился, так как японские соучредители опасались преобладания левых в федерации[1]. В декабре был запрещен один из номеров нового информационного издания тайваньских эсперантистов, издаваемого Лянь Вэньцином. Вообще, после маньчжурского инцидента положение движения эсперантистов в Корее и на Тайване резко ухудшилось. Надвигался гораздо более суровый период, когда в конечном итоге «все тюрьмы в Корее стали как бы школой эсперанто»[2]. Корейский союз пролетарских эсперантистов, функционировавший, по-видимому, в 1931–1932 гг. аналогично подобным ассоциациям в Японии и Китае, никогда не мог развить заметную активность. Чтобы подвергнуться аресту, было достаточно переписываться на эсперанто с рабочим из СССР или иметь у себя японский «Пролетарский курс».

[1] Internaciisto. 2. 1932. P. 10. Informo de F.E.S. 1932. ¹ 2 (16 jun.). P. 29. Matuda. Midori no kage de. P. 349–351.
[2] Heng±i Hong. Okaze de la nova organo. P. 3.

Страницы раздела:
<1> <2> <3> <4> <5> <6> <7> <8> <9> <10> <11>