2.3. «КОНФОРМИЗАЦИЯ» (8)

Когда нацисты сместили его с этой должности, подготовка конгресса оказалась в состоянии кризиса, так как новые власти ограничили поддержку местному оргкомитету конгресса (ЛКК); кроме того, организаторы знали, что нацистская пресса уже задолго до этого осудила приглашение конгресса эсперантистов в Клльн[1]. У ЛКК прибавилось забот также из-за того факта, что сразу же после того, как за границей распространились первые сведения о царящем в Германии нацистском терроре, многие из приславших заявки на участие стали колебаться или отказываться от участия в конгрессе. Поступали призывы перенести конгресс в другую страну, где была бы гарантирована возможность участия «евреям, рабочим и вообще всем инакомыслящим»[2]. Негодование иностранцев возросло, когда стало известно, что словацкий коммерсант, проезжавший через Германию, был избит нацистами до потери сознания только за то, что носил подозрительный значок — зеленую звезду[3].

[1] Ўestdeutscher Beobachter. 7.2.1932. Lokal-Anzeiger (Kцln). 10.9.1932.
[2] Призыв Виленского общества эсперантистов, май 1933 г.; цит. по: Sur Posteno. 1933. P. 28. С аналогичным призывом, также в мае, обратился: Edvardo Ўiesenfeld. Publika letero al I.C.K. por LKK. — Pola Esperantisto. 27. 1933. P. 66–69.
[3] Sur Posteno. 1933. P. 28. La Socialisto. 8. 1933. ¹ 8. P. 5.

Страницы раздела:
<1> <2> <3> <4> <5> <6> <7> <8> <9> <10> <11> <12> <13> <14> <15>