2.3. «КОНФОРМИЗАЦИЯ» (2)

Эти события ускорили раскол и в международном рабочем движении эсперантистов: ГЛЭА, которая располагала в дальнейшем примерно 4000 членами, организовала в августе 1932 г. в Берлине учредительный конгресс Интернационала пролетарских эсперантистов (ИПЭ) и была в нем крупнейшей национальной секцией наряду с советской[1].
До победы нацистов взаимоотношения ГЛЭА и СЭА сводились к взаимным оскорблениям. После поджога рейхстага 27 февраля 1933 г., который новому режиму послужил поводом для подавления профсоюзов и рабочих партий, обе организации объединила одна и та же судьба. В начале апреля полицейские вторглись в штаб-квартиру ГЛЭА в Берлине, которая одновременно служила центром ИПЭ, и конфисковали все имущество; это означало разгром ГЛЭА, хотя в нескольких местах она еще продолжала работать нелегально[2].

[1] С социал-демократической стороны объяснение раскола см.: A. Sproeck. Ўarum Spaltung im Arbeiter-Esperanto-Bund? — La Socialisto. 5. 1930. P. 63–65. О коммунистической точке зрения см.: Detlev Blanke. Pri la Germana Laborista Esperanto-Asocio (LEA). — Der Esperantist. 4. 1968. ¹ 26/27. P. 12–13.
[2] Bulteno de CK SEU. 12. 1931. P. 87. По сообщению Людвига Шлдля из Нойруппина (ГДР) от 1.6.1969. См. также воспоминания: Adolf Sch±arz. Mi estis persekutita. — Der Esperantist. 22. 1986. № 1. P. 12–13.

Страницы раздела:
<1> <2> <3> <4> <5> <6> <7> <8> <9> <10> <11> <12> <13> <14> <15>