2.3. «КОНФОРМИЗАЦИЯ» (13)

В рамках Всемирного конгресса 29 июля состоялось годичное общее собрание ГЭА, в повестке дня которого главным было предложение о конформизации. Делегаты — они представляли 41 группу и имели 106 голосов, что составляло менее пяти процентов всех членов, — единогласно одобрили конформизацию. Берендт временно взял на себя обязанности «вождя». Ему непосредственно подчинялись руководящий совет из четырех членов (вместо правления) и руководители групп (Obmдnner). За годичным общим собранием с этого момента сохранялся лишь совещательный статус[1].
В новом уставе ГЭА[2] уже не упоминалась политическая нейтральность. Весьма наглядной иллюстрацией изменившейся ситуации были произнесенные в Клльне угрожающие слова Берендта о том, что людей, использующих эсперанто «в дурных целях», т. е. «злоупотребляющих, следует наказывать»[3]. Действительно, согласно установкам по конформизации, лица, придерживающиеся «антигосударственных позиций», не имели права состоять в ГЭА[4].

[1] Germana Esperantisto. 30. 1933. P. 145–146.
[2] Текст там же. P. 149–151.
[3] Heroldo de Esperanto. 14. 1933. ¹ 32/33 (737/738). P. 3.
[4] Germana Esperantisto. 30. 1933. P. 146.

Страницы раздела:
<1> <2> <3> <4> <5> <6> <7> <8> <9> <10> <11> <12> <13> <14> <15>