3.1. КИТАЙ

Нитобэ Инадзо, на глазах которого как заместителя генерального секретаря Лиги Наций эсперанто натолкнулся на упорное противодействие французского правительства, заметил сразу после этого, в 1924 г.: «Эсперанто может встретить какие угодно предрассудки и враждебность в Европе, но на Дальнем Востоке он был воспринят с открытой душой».
Это верное наблюдение — однако с оговоркой, которую тут же добавляет сам Нитобэ: «Его обвиняли как канал радикального мышления...»[1] Действительно, хотя эсперанто — язык, возникший в Европе, — был встречен с большой симпатией в Восточной Азии и едва ли вызывал неприятие на основе антиевропейской ксенофобии, тем не менее и в этом регионе он подвергался преследованиям — они были направлены почти исключительно против его подлинной или мнимой связи с революционными устремлениями.

[1] Inazo Nitobй. The use and studі of foreign languages in Japan. Genиve, 1924. P. 26. Repr.: The ±orks of Inazo Nitobe. Vol. IV. Tokіo, 1972. P. 461.

Страницы раздела:
<1> <2> <3> <4> <5> <6> <7> <8> <9> <10> <11> <12> <13> <14> <15> <16>