3.2. ЯПОНИЯ (8)

Весьма интересное приспособление гомаранизма к «исконно» японскому мышлению можно заметить в деятельности религиозной секты «Оомото». Тот факт, что основанная на японских традициях группа, которую невозможно было заподозрить в каком-то низкопоклонстве перед Западом, в 1923 г. приняла эсперанто для своих международных связей, наглядно показывает, насколько эсперанто проник в сравнительно широкие слои и что его происхождение из европейской культурной сферы уже не было существенным препятствием для распространения в Японии. Кроме того, использование эсперанто оомотовцами было заметным признаком желания компенсировать подсознательное чувство культурной неполноценности, возникшее из-за длительной односторонности западного влияния, по собственной инициативе связаться с внешним миром и раскрыть ему глаза на ценности Японии, к которым в Европе относились с пренебрежением. С другой стороны, сочетание эсперантского гомаранизма и японоцентризма дало в результате несколько высокомерное мессианское рвение, которое в оомотовском журнале выразилось следующим образом:
Эсперанто более необходим для восточных народов, которым отныне предстоит играть важную роль в истории человечества, и особенно для нашей нации, чем для европейцев и американцев, которые уже сыграли свою роль.

Страницы раздела:
<1> <2> <3> <4> <5> <6> <7> <8> <9> <10> <11> <12> <13> <14> <15> <16> <17> <18> <19> <20> <21> <22> <23> <24> <25> <26> <27> <28> <29> <30> <31> <32> <33> <34> <35>