3.2. ЯПОНИЯ (7)

Атмосфера реформ после первой мировой войны, когда и Япония была охвачена надеждами на эпоху мира и интернационализма, увеличила шансы на внимание общественности к эсперанто. Японский институт эсперанто (ЙЭИ), который основали в 1919 г. инженер Осака Кэндзи и другие, сменил довоенную ЙЭА и сумел успешно воспользоваться благоприятной конъюнктурой. Для привлечения новых сторонников эсперанто в Японии, как и в других странах, полезным средством было обращение к идеалистическим чувствам, поскольку было нецелесообразно подчеркивать практические преимущества языка, когда на самом деле возможности его применения, например, в коммерции и туризме, были еще весьма ограниченны, причем для японцев еще больше, чем для европейцев. Особенно мобилизующее влияние имела личность Заменгофа: скромный образ «мэтра» и его гомаранистские идеи находили много ревностных приверженцев, а гомаранизм порой возводился своими японскими апостолами чуть ли не в ранг новой религии:
Зеленая звезда, светящаяся на нашей груди, ведет нас к высокой цели; вечный мир, где царят лишь справедливость и братство, а не правит бал сила, не властвует хитрость, когда-нибудь благословит многострадальное человечество[1].

[1] Tokunosuke Itoo. La interna ideo sola estas vera esperantismo. — Verda Utopio. 4. 1923. P. 9. См. также: Itф Tokunosuke. Midori no hosi ni akogarete. Sopirante al verda stelo. Kіфto, 1925.

Страницы раздела:
<1> <2> <3> <4> <5> <6> <7> <8> <9> <10> <11> <12> <13> <14> <15> <16> <17> <18> <19> <20> <21> <22> <23> <24> <25> <26> <27> <28> <29> <30> <31> <32> <33> <34> <35>