3.2. ЯПОНИЯ (25)

Многих арестованных психологическим давлением или пытками принудили к обязательству прекратить всякую антиправительственную деятельность. Иногда, чтобы вновь обрести свободу, жертвы притворялись, что стали приверженцами ортодоксальных японских мифов. Однако многие умерли в заключении или сразу после освобождения. Среди них был и Накацука Кичидзи, редактор «Маршу» и душа движения эсперантистов Народного фронта. Протокол, который он был вынужден подписать, излучает непоколебимую веру в будущее того идеала, из-за которого он стал жертвой беспощадного государственного аппарата. Накацука подчеркнул, что он использовал эсперанто в первую очередь для классовой борьбы, но добавил, что даже если эсперанто, как сейчас, уже не может служить этому делу, то все равно «эсперантисты по своей натуре любят демократию и выступают за интернационализм» и, следовательно, постепенно вернут языку ту роль, для которой он предназначен: «Движение эсперантистов будет существовать, пока живут люди и существует общество...»[1] Накацука, лишенный помощи извне, умер от туберкулеза в осакской больнице, куда он, уже разбитый физически и духовно, был отправлен после долгого пребывания в тюрьме. Говорят, что прежде чем сделать последний вздох, он прошептал: «Пусть Будда сжалится надо мной».

[1] Sisф geppф. № 39. Sept. 1937. P. 391–392.

Страницы раздела:
<1> <2> <3> <4> <5> <6> <7> <8> <9> <10> <11> <12> <13> <14> <15> <16> <17> <18> <19> <20> <21> <22> <23> <24> <25> <26> <27> <28> <29> <30> <31> <32> <33> <34> <35>