3.2. ЯПОНИЯ (23)

Далее он считал, что ту роль, которую в стране играют латинские буквы, на международной арене должен выполнять эсперанто. Конкретную роль эсперанто Саито представлял следующим образом:
Необходима и языковая эмансипация колоний (Корея, Тайвань, Маньчжурия). Чтобы не навязывать японский язык, а свободно развивать языки колониальных народов, необходимо продвигать вперед их латинизацию, а для взаимного общения между колониями и Японией использовать эсперанто[1].
Очевидно, что тезисы Саито содержали щекотливые моменты. Во-первых, его выступление за радикальное устранение иероглифов само по себе означало в то время неуважение к самобытности и священности японского языка. Во-вторых — что было еще более существенно — его теории эмансипации языка были прямым вызовом правительственной политике насильственной ассимиляции представителей других народов, целью которой было, например, уничтожить корейский язык и культуру, таким образом как бы возрождая корейцев на «более высоком» культурном уровне — как подданных японского императора.

[1] Цит. по: Asahiga Noboru. Saitф Hidekatu no iti-zuke (Определение позиции Саито Хидэкацу). — La Revuo Orienta. 52. 1971. P. 181.

Страницы раздела:
<1> <2> <3> <4> <5> <6> <7> <8> <9> <10> <11> <12> <13> <14> <15> <16> <17> <18> <19> <20> <21> <22> <23> <24> <25> <26> <27> <28> <29> <30> <31> <32> <33> <34> <35>