3.2. ЯПОНИЯ (13)

Несомненно, гомаранизм ввиду своей эмоциональной силы был важным элементом для того, чтобы привлекать и организовывать эсперантистов, но он был обречен оставаться социально немощным, пока он продолжал сопротивляться связи с более широко признанными течениями, такими, как демократия и социализм. Для поверхностного гомаранизма по-японски характерно, что ЙЭИ не уделял почти никакого внимания тому вопросу, который, быть может, имел самое близкое отношение к целям, свойственным эсперанто, и в котором, пусть без явных партийно-политических устремлений, гомаранизм мог бы конкретно продемонстрировать свою искренность, а именно — проблеме языкового равноправия в Корее и на Тайване, которые тогда были японскими колониями. В прецедентах не было недостатка: в 1919 г. члены Общества новых людей, которые регулярно встречались для дискуссий со студентами из Китая и Кореи, через некоторое время почувствовали, что использование японского языка ставит их партнеров в неравноправное положение, и поэтому решили вместе с ними изучать эсперанто, чтобы иметь в распоряжении язык, беседы на котором проходили бы на основе полного равенства[1].

[1] Sakuzo Јoshino. Liberalism in Japan. — Ўhat Japan thinks. Red. K. K. Ka±akami. Ne± Јork, 1921. P. 90.

Страницы раздела:
<1> <2> <3> <4> <5> <6> <7> <8> <9> <10> <11> <12> <13> <14> <15> <16> <17> <18> <19> <20> <21> <22> <23> <24> <25> <26> <27> <28> <29> <30> <31> <32> <33> <34> <35>