3.2. ЯПОНИЯ (12)

Формально ЙЭИ принял в 1924 г. позицию Чифу. Но фактически в японском движении эсперантистов установилась гибридная помесь гомаранизма и нейтрализма. Обе концепции сосуществовали, едва различимо переплетаясь, хотя они, строго говоря, были несовместимы: сознательное, неуклонное следование гомаранизму и модели Заменгофа означало быть готовым к отказу от нейтральности и при необходимости протестовать — например, против несправедливости. Поскольку Осака и его единомышленники хотели непременно этого избежать, чтобы не давать повода для преследований, им казалось, что решение дилеммы заключается в том, что ту нейтральность, которую Заменгоф на официальных эсперантских мероприятиях, безусловно, уважал (в известной степени вынужденно), но не представлял себе, что ее можно пересадить на почву гомаранизма, японские последователи Заменгофа попросту использовали, чтобы оправдать свой неполитический гомаранизм, а именно — сугубо абстрактные разглагольствования о братстве между народами, которые сочетались с молчанием в конкретных случаях (например, во время антикорейских погромов после токийского землетрясения в 1923 г.[1]). Следовательно, нейтрализм освобождал гомаранистов от необходимости теоретически выверить свою идеологию и занять позицию по отношению к реальным событиям в Японии и мире.

[1] После землетрясения Осуги Сакаэ, ставший видным анархистом, был убит полицейским. ЙЭИ не отважился опубликовать некролог о своем пионере.

Страницы раздела:
<1> <2> <3> <4> <5> <6> <7> <8> <9> <10> <11> <12> <13> <14> <15> <16> <17> <18> <19> <20> <21> <22> <23> <24> <25> <26> <27> <28> <29> <30> <31> <32> <33> <34> <35>