3.2. ЯПОНИЯ (11)

Чифу, который в июле 1923 г. в знак протеста вышел из комитета ЙЭИ, часто подвергался нападкам более идеалистичных эсперантистов за то, что он защищал использование эсперанто для какой угодно цели и опасался, что гомаранизм может быть увязан с социалистическими идеями и тем самым спровоцировать преследования[1]. Однако следует признать, что у такого нейтрализма было много положительных сторон. Чифу противодействовал опасности того, что идеалисты объявят практическое применение эсперанто ненужным, и в то же время, по-видимому, невольно он — возражая против отождествления эсперанто с гомаранизмом — освободил путь для того, чтобы язык могли использовать по своему усмотрению какие угодно «исты». А именно вследствие того, что Булонскую декларацию не стали пересматривать, в Японии по-прежнему называть себя эсперантистом мог приверженец любой идеологии, а не только гомаранизма, — что было особенно важно для тех, кто впоследствии пытался по-новому истолковывать гомаранизм на основе своих социалистических убеждений.

[1] Miіamoto Masao. Historieto de la japana Esperanto-movado. 3-a eld. Oosaka, 1977. P. 40–41. См. также серию статей: Tubota Kфki. Skize pri Xif Towio kaj lia laboro. — La Movado. 1978. № 324–327.

Страницы раздела:
<1> <2> <3> <4> <5> <6> <7> <8> <9> <10> <11> <12> <13> <14> <15> <16> <17> <18> <19> <20> <21> <22> <23> <24> <25> <26> <27> <28> <29> <30> <31> <32> <33> <34> <35>