3.2. ЯПОНИЯ (10)

Прежде чем такой нереалистичный образ мышления, к которому в той или иной степени были склонны и эсперантисты вне «Оомото», возобладал в пропагандистской деятельности ЙЭИ, в японском движении эсперантистов возникло противоположное течение. Его представлял член комитета ЙЭИ Чифу Тосио, соавтор словаря и составитель подробной грамматики эсперанто. В 1923 г. Чифу был встревожен ростом нетерпимости гомаранистов и выступлением некоторых членов ЙЭИ за ревизию Булонской декларации 1905 г., согласно которой эсперантизм — это лишь стремление распространять язык и его не следует смешивать с чьей-либо личной концепцией. Тем, кто, попирая эту декларацию, как бы предавали анафеме каждого, кто не был готов отождествлять эсперантизм с гомаранизмом, Чифу справедливо возражал, что эсперантизм изначально не относится ни к какой идеологии и что сам Заменгоф никогда не требовал, чтобы эсперантисты следовали его учению. Чифу признавал, что эсперанто является одним из важнейших факторов мира между народами, но призывал своих не в меру рьяных оппонентов учитывать следующее: «Поскольку эсперанто не есть какое-то специальное лекарство от войны, было бы крайне смешно думать, что люди, заглотнув сегодня эсперанто, завтра же перестанут воевать»[1].

[1] Chif. La esperantismo estas pure lingva movado. — Verda Utopio. 4. 1923. P. 13.

Страницы раздела:
<1> <2> <3> <4> <5> <6> <7> <8> <9> <10> <11> <12> <13> <14> <15> <16> <17> <18> <19> <20> <21> <22> <23> <24> <25> <26> <27> <28> <29> <30> <31> <32> <33> <34> <35>